Главная Общество Репрессированный народ
27.10.2012
Просмотров: 2855, комментариев: 0

РЕПРЕСCИРОВАННЫЙ НАРОД

Репрессированный народ

ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ : 30 октября начнется в церкви Святой Троицы поминальной панихидой по невинно убиенным. В 12 часов, по традиции, около памятной плиты «Безвинным жертвам ГУЛАГа на территории Троицко-Печорского района» состоится поминальная церемония, будут зажжены свечи и возложены цветы в память о тех, кто безвинно принял тяжкие страдания, отдал свои силы и жизнь ради освоения нашего северного края. В районном музее вновь откроется экспозиция «Троицко-Печорский островок ГУЛАГа».

Всероссийская акция «ЗАЖГИ СВЕЧУ»: В 19 часов в окнах жителей района зажгутся поминальные свечи. Пусть огонек памяти в этот вечер будет в каждом доме. Горящие свечи – напоминание о каждом ушедшим навеки… Они не забыты, их помнят…

Опять поминальный приблизился час.

Я вижу, я слышу, я чувствую вас...

Хотелось бы всех поименно назвать,

Да отняли список и негде узнать...

(Анна Ахматова, «Реквием»)

2012 год объявлен годом истории. Среди множества дат и юбилеев, которые сошлись на нынешний год, одна – особая. 75 лет назад, 5 августа 1937 г. началась кампания массовых репрессий, вошедших в историю нашей страны под названием Большой террор. Разумеется, и эта дата, и это название в значительной мере условные (массовый террор, начавшийся после 1917 года, не прекращался ни на один день). Параллельно с самой массовой, «кулацкой операцией», развертываются так называемые «национальные операции» - массовые репрессии против немцев, поляков, латышей, румын, греков и др. Национальные операции проводились во внесудебном порядке, персональные списки обреченных составляли даже не «тройки», а «двойки» (региональный руководитель НКВД и прокурор); в крупных городах «шпионско-диверсионные организации» разоблачали по телефонной книге, откуда выписывали характерные фамилии... Российские немцы, безусловно, должны быть отнесены к народам, в наибольшей степени пострадавшим от политических репрессий 1920-1950 годов. В истории репрессий против российских немцев условно можно выделить два периода: довоенный (1920-1930-е годы) – репрессии против немцев осуществлялись в «общем потоке» (национальность как репрессивный признак не выделялась); военный и послевоенный (1940-1950-е гг.) – репрессии осуществлялись по национальному признаку. Судьбы десятков тысяч репрессированных российских немцев оказались связанными с Коми краем, который был одним из основных регионов страны, куда направлялись высланные на поселения и заключенные в лагеря. Первая массовая высылка российских немцев в наш край связана с коллективизацией конца 20-х - начало 30-х г.г. Немцы всегда были хорошими хозяевами, поэтому многие немецкие семьи Поволжья, Украины, Крыма неизбежно попали под раскулачивание, спецпереселение или высылку. По данным на май 1932 г., немцы составляли 6,1% (2359 человек), по численности уступали только русским поселенцам. Новый этап репрессий положила агрессия гитлеровской Германии против СССР. Во второй половине 1941 года была осуществлена невиданная по своим масштабам депортация немцев из мест их проживания. Немецкое население в крае выросло почти вдвое. В июле 1941 года было принято решение о переселении 1200 семей (более 3,5 тыс. человек) немцев-трудпоселенцев из Карело-Финской ССР. По архивным данным, на октябрь 1942 года в Коми АССР находилось 5126 «граждан немецкой национальности». В 1945 году, еще до окончания войны, в Коми АССР вновь стали прибывать эшелоны с российскими немцами. Его составили немцы, выселенные из Прибалтики, Украины, Белоруссии, Молдавии – те, кого не успели депортировать в 1941-м. Значительная часть из них в годы войны была вывезена на работу в Германию, Австрию, Польшу, Чехословакию. После окончания войны они были репатриированы, но большинство так и не попали в родные места, эшелоны везли их к месту спецпоселений. В феврале 1945 года в Коми АССР депортированы 2 тыс. немцев из Прибалтики, летом – 333 немца из Молдавии. Но больше всего вновь прибывших составили репатриированные из Одесской, Николаевской, Запорожской, Житомирской и Днепропетровской областей Украинской ССР. К концу 1945 года в Коми АССР насчитывалось 7378 человек. В 1946 году – 12924 человека. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 26 ноября 1948 г. немцы были оставлены на спецпоселении навечно. По данным на июль 1949 года, немцы в Коми АССР были расселены в Сыктывкаре и 16 районах республики, в том числе и в Троицко-Печорском. Большинство из спецпоселенцев были заняты в лесной промышленности, а также на предприятиях местной промышленности, в строительстве и производстве стройматериалов. Только в 1954 году с немцев-спецпоселенцев были сняты некоторые ограничения: разрешили свободно передвигаться в пределах республики и являться на отметку в органы МВД один раз в год. В 1959 году в Коми АССР проживали 19805 немцев. В 1971 году они получили право возвращаться в родные места. Окончательная реабилитация немцев и признание их репрессированным народом были утверждены только Законом РСФСР от 29 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов».

Поэтому неслучайно очередной выпуск республиканского мартиролога «Покаяние» будет посвящен немцам-спецпереселенцам. Десятый том мартиролога будет составлен на основании тех материалов, которые предоставят сами репрессированные или их семьи. Это копии архивных документов, справки о реабилитации, воспоминания, материалы поисковых экспедиций, анкеты, разработанные фондом «Покаяние». Выпуск его планируется на конец 2013 года. Координатором этой работы в нашем районе станут Троицко-Печорский районный историко-краеведческий музей им. Попова А.Н. и районное общество «Мемориал».

В Троицко-Печорском районном краеведческом музее хранится ценный документ того времени - «Книга учета спецпоселенцев, расселенных на территории спецкомендатуры № 69 Троицко-Печорского района Коми АССР». В этой Книге на каждый контингент спецпоселенцев выделен специальный раздел. По спискам в Книге учета представлено 549 фамилий людей немецкой национальности, расселенных на территории данной комендатуры, которая находилась в 250 км от Троицко-Печорска вниз по реке Печоре и называлась Дутовская. Так же немцы были расселены и на территории Вельской спецкомендатуры № 60, в 80 км от районного центра. В списках представлены целые семьи. Вот только две из них, высланных из с. Ново-Николаевки Коминтерновского района Одесской области - Семья Вингертеров в составе: глава - Михаил Иванович, 1893г.р., жена - Текля Венделиновна,1903г.р., дети - Екатерина 1926 г.р., Антон 1928 г.р., Ванделин 1930 г.р., Михаил 1934 г.р.; Семья Гегеля, в составе: глава - Христина Францовна, 1901 г.р., дети – Анна 1927 г.р., Евгений 1929 г.р., Иван 1931 г.р., Христина 1936 г.р., Евгения 1938 г.р., Павлина 1939 г.р., Франц 1940 г.р., Николай 1942 г.р. Как сложилась их судьба? Кто может дать ответ? В музейном архиве хранятся несколько воспоминаний спецпереселенцев по национальному признаку, которые войдут в 10 том мартиролога «Покаяние» (воспоминания собраны у жителей Митрофан-Дикоста в 2005 году).

ЮГАНСОН ЛЕОНТИНА АЛЬБЕРТОВНА

Югансон Л.А. родилась 30 сентября 1927г., жила в Закавказской области Шамхорского района колонии «Ленинфельд». Семья крестьянская, считались середняками. Отец Ферер Альберт Яковлевич, 1899г.р., садовник-виноградарщик. Мать - Гильда Яковлевна 1900г.р., работала по хозяйству, дома. В семье было семеро детей: Альберт (1899г.р.), Эдмунд (1922г.р), Леонтина (1927г.р), Амантина (1936г.р.), Фёдор, Евгений, Лариса.

Отец был осужден по статье 91 УК на два года тюрьмы. Срок отбыл в 1934г. и был записан на службу 15.03.1936 г. в Кожобувь-пром в Карелию. Работал сплавным мастером, там же работал старший сын Эдмунд - нормировщиком, хотя образование было низшее. Мать была из богатой семьи, и когда раскулачивали её родителей, семью тоже сослали в Карелию, посёлок Пиндуши Медвежьегорского района на поселение в 1936г. В Пиндушах окончила 4 класс, но училась 6 лет, так как не знала русского языка. В мае, 1941 года15 числа, семью сослали на поселение севернее - в Коми край. По Печоре привезли на Кодач, потом отправили на Ленавож.

После смерти младшего брата мать не выдержала и сошла с ума, вскоре и она скончалась, через 16 дней. «Трудное время было: много горя и печали. Помню, брата хоронить было нечем. Маме нашли четыре доски, постелили на дно могилы, братика положили с ней рядом, сюда же ещё одну девочку - сбоку подкопав землю...» После смерти мамы и брата сестёр Леонтину и Амандину отправили в детский дом в Ичетди.

Леонтине было уже 14 лет, и в детский дом её не взяли. Жила, чем могла: вязала веники, собирала грибы и ягоды. Проживала в заброшенной кладовке. Потом её забрала тётя, мамина сестра. В село Кырту - нянькой. Позже работала нянькой в семье офицера в посёлке Белая Кырта, здесь располагалась воинская часть НКВД (охранявшая заключённых-шахтёров). Потом - в семье учительницы Марии Петровны Сыроватской, жила там до 1944г. В п.Белая Кырта Леонтину сосватали и выдали замуж за политического заключённого, но брак не был зарегистрирован. Позже её перевели в посёлок Кодач, по приказу НКВД считалась переселенкой. Мужу переезд не разрешили, хотя были высланы запросы во многие инстанции - отовсюду был отказ.

Леонтина забрала сестру Аманду из детского дома, работала в Вельском лесопункте на валке леса, возила лес на лошадях к Печоре, на сплаве вязала и сплавляла плоты до Подчерья. В 1946-м перевели её в Митрофановский лесоучасток. Жила в посёлке Кузьпель, на другом берегу Печоры, ниже Ваньпи на 1км. Там вышла замуж второй раз - за военнопленного «власовца» Югансона Александра Фёдоровича из Новгорода. Муж работал на разных работах: лесорубом, слесарем в гараже, шофёром на лесовозе... Реабилитировали 12 января 1955г.

Отец умер в 47 лет - от порока сердца. Сестру Ларису в 33 года настигла эта же болезнь. Амандина умерла после войны, в 1960г., во Владивостоке. После её смерти Леонтина забрала племянницу и вырастила как свою дочь.

Сын Эльмар, 1948г.р., работает в Нефтепечорске шофёром, у него трое сыновей, проживает на Нижнем Одессе.

Дочь Эльвира после 8 классов выучилась на парикмахера, потом работала на нижнем складе приёмщицей, у неё тоже трое детей. Сын Саша и дочь Наташа проживают в Курской области, Леонтина ездила туда пожить, но в 1995 году вернулась в посёлок Митрофан-Дикост дорабатывать до северного стажа для пенсии, хотя на пенсию вышла в 1977-м. Работала 14 лет кочегаром и на ГСМ. В Митрофане-Дикосте свой дом, хозяйство: корова, куры, поросята. Леонтине уже 77 лет, уезжать никуда не хочет. Здесь прошла жизнь, здесь похоронены родители. Да и здоровье слабое.

ШЕЙН РОБЕРТ ЭМИЛЬЕВИЧ

Родных Линды Робертовны постигла такая же участь, как и других русских немцев. Берта Самойловна, мама Линды, с 14 лет работала на лесоповале. Заготавливала лес для авиации. Работать приходилось везде: и сучки рубить, и лес пилить, и вывозить его. От поселения уходили за 10 километров. Уставшие, изнеможденные возвращались назад пешком. В построенном сосланными поселке Ленавож она познакомилась и вышла замуж за такого же ссыльного немца - Роберта Эмильевича Шейна. В 4 томе Коми республиканского Мартиролога жертв массовых политических репрессий в разделе «Возвращенные имена» дается информация о родных Линды Робертовны - о тете, дяде и бабушке со стороны мамы:

- Гемплер Ирина Самойловна, 1936 г.р., немка, м.р. п. Труда, Беломорский район, КФССР, м.п. по месту рождения. Родилась в семье спецпоселенцев - раскулаченных. М.с/п; Беломорский район, КФССР до 1941г.), Троицко-Печорский район Коми АССР (с 1941г.) с/с мать - Гемплер Лидия Готлибовна, 1907г.р., брат -Гемплер Рубин Сатуюйлович, 1930 г.р.(13).

На снимке: Шейн (Путилина) Линда Робертовна около колодца, построенного ее отцом Робертом Эмильевичем. Конашьель, 2005 г.

Анна ВЛАСОВА.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Реклама

каталог организаций