Главная Общество СКАЛЯП И ЕГО ЖИТЕЛИ
04.10.2014
Просмотров: 849, комментариев: 0

СКАЛЯП И ЕГО ЖИТЕЛИ

Денёк выдался чудный, из тех, что в народе бабьим летом зовут. Размеренно жужжит мотор, встречный ветер, споря с течением, гонит волну, и она, разбиваясь о борт лодки, бросает в нас снопы брызг. Последний поворот, и вот он – Скаляп. Приехали.
Если Светлый Родник и Бердыш, о которых мы рассказывали недавно, – исконно русские деревни, то Скаляп – деревня извечно коми. Между собой жители общаются исключительно на родном языке. Постоянно живёт здесь всего десять человек. Летом - больше. Приезжают в гости дети и внуки.
Связь в деревне какая-никакая имеется, два стационарных телефона и таксофон. Электричество в зависимости от сезона, по летнему или зимнему графику, подаёт в дома дизельная электростанция. С 15 сентября до 15 мая – «зимнее время».
В трёх хозяйствах содержится три коровы, столько же лошадей плюс молодняк, овцы.


Иван, крестьянский сын
Самый старший житель деревни - Иван Иванович Шахтаров. Ему 77. Когда-то руководил он здешней совхозной бригадой. Довелось и конюхом поработать, и продавцом.
- Мы тогда были богатые. Всё у нас было – медпункт, магазин, пекарня, библиотека, садик, школа. Народу уйма. Сейчас если в доме три ребенка – уже многосемейные, а тогда по 8-10 детей было. Я счастлив, что живу в своей деревне. Здесь я родился, жил, здесь и состарился. Служил в Польше, повидал другие города и страны. Но никогда меня не тянуло отсюда.
Чем в деревне жить плохо? Мяса – во! Котлеты, пельмешки – всё своё. Корову держу, бычка, баранов, лошадь. Ну-ка, Поляна, улыбнись, твой портрет будут делать)) Она у меня летом – главный механизатор. Косилку таскает, грабилку, плуг. Зимой сено возит. Лет шесть у меня, в Сойве купил. А до неё какая была – чудо, а не лошадь! Такой не найдёшь больше. Умная, сильная и не капризная. Некоторые, хоть убей, не хотят работать.
- А Поляна капризная?
- Старая да стыдно капризничать))
Рядом неожиданно раздаётся утробное мычание.
- Корова меня ищет. Пора, они уже свои компьютеры включили)) В четыре все по дворам разбредаются.

Сядем рядком, потолкуем ладком
Ну а мы со двора побредём, к Мезенцевым, Августе Мироновне и Василию Мануиловичу. Хозяева – любо-дорого посмотреть – сидят рядком, щиплют рябчиков ладком. А поговорить? Да запросто!
- Нормально живём. Здоровье бы ещё не подводило. Хорошо, что свет дают. Людей мало, а свет есть. Раньше 42 двора было. Теперь шесть. Домов пустых много стоит. А улица всегда была одна – Набережная. Пенсию домой привозят. Почта два раза в неделю. Почтальон тимушборский нам возит, а в Тимушбор – мирновский, из Покчи забирает. Летом на лодке везут, зимой – на «Буране». Продукты нам не привозят, в магазин ездим в Покчу, там у нас дети, изредка в Тимушбор. Да нам немного и надо. Овощи выращиваем. Капуста в этом году хорошая, а огурцы не очень. Теплица негодная уж. Мясо, молоко – своё. Две коровы у нас, два маленьких бычка, четыре барашка, две лошади и жеребёнок, без лошади в хозяйстве нельзя. На сенокос дети приезжают, помогать. Один сын с нами живёт. Зимой тоже скучать некогда, шерсть прядём электропрялкой, носки себе да внукам вяжем, варежки. Мальчики носят, а девочкам красивее надо. Дети зовут жить в Покчу, да мы не хотим. Нечего нам там делать.
Без работы Мезенцевы, наверное, совсем не могут. Не привыкли. В 1959 году, после семилетки, сразу работать стали, она – дояркой, он – в БУП. Ходили по Печоре от Комсомольска до Подчерья, чистили дно. За лето дважды успевали обернуться.  
- Трал спускаем и по фарватеру идём. Что-то найдём, звоним водолазам, они вытаскивают. Года два там работал, потом в лесопункте в Тимушборе, на скаляпском острове. Пешком со Скаляпа ходил в распутицу, семь километров туда и столько же обратно, зимой – на лыжах, а морозы тогда крепкие были. Летом на лодке добирался. Так семь лет ходил. Потом в совхоз перешёл.
В их доме тяжёлые чугуны с незатейливой, но необыкновенно вкусной крестьянской едой и ухваты – привычные предметы деревенского быта, соседствуют со стиральной машиной-автомат. Цивилизация медленно, но настойчиво идёт в самые отдалённые уголки. Но её блага нас не интересуют. Нам горшки да печки подавай)) Хорошо бы фото. Василий Мануилович охотно соглашается нам помочь. Женщины хохочут: «Берг\дан, шыдыд оз ло сёйны-т\» - «Перевернёшь, супа-то не будет кушать». Обошлось. Во время фотосессии ни один чугунок не пострадал))

Музей в амбаре
А вот и подворье Мезенцевых. С Ниной Александровной и Георгием Станиславовичем мы уже знакомы. Зимой они в райцентре, а с первыми лучами весеннего солнца укладывают пожитки, берут в охапку кота Семёна и – здравствуй, родной Скаляп!
Двор у них – загляденье. Обустроен по последнему слову умелых рук и фантазии хозяев. Всё выкрашено, ухоженно. Есть даже новогодний уголок, часы на ёлке замерли без пяти 12, игрушки на ветках – Новый год в доме не отменяется, хоть и отсутствуют временно его обитатели.
Но что больше всего поразило нас у Мезенцевых – это их амбар. С виду обычный амбар на «ножках», такой же, как у других. А внутри – хранилище антиквариата. Старинные лукошки, туески, чугунки, умывальники, утюги – чего тут только нет. На дне кадушки можно ещё разобрать надпись: 1918. Есть жернов, деревянная стиральная доска, деревянные же ложки-поварёшки, самодельная лейка, сундук. Нашлись и старые-престарые очки, прялка, часы, правда, уже без кукушки. Даже есть карамультук XVIII века. Сохранились листки старинной рукописной книги с рисунками, исписанные ровным каллиграфическим почерком. Интересно, сколько же ей лет? Сарафан, который когда-то, скорее всего, надевали по праздникам, мы попросили Нину примерить. Впору оказался. Все эти предметы собирались в оставленных хозяевами домах, большинство из них давно перешли в мир иной,  а их вещи стараниями Нины обрели вторую жизнь.


Ретровернисаж Бажуковых
- Милости просим, - встречают нас хозяева большого подворья Валентина Александровна и Сергей Васильевич Бажуковы. - Идёмте в дом. Это зимняя кухня, мы тут сейчас круглый год. Но и в доме топим.
Бажуковы – гостеприимные и смешливые. Разговор как по маслу катится.
Отца Сергея хорошо знали во всей округе. Называли его не иначе как Кино Вась, был он киномехаником и со своей установкой разъезжал по окрестным деревням. Принимали его с распростёртыми объятиями, кино в то время любили. Родом Василий Иванович из Большой Сойвы и фамилией своей разбавил здешние фамильные общины Мезенцевых и Шахтаровых.
- Передвижная киноустановка была только в Скаляпе. Мы с отцом тоже частенько ездили на лодке или на мотоцикле. Он нас не только к фильмам, но и к технике приучил. Мечтали аэросани сделать, чтоб зимой ездить, но у нас не получилось.
Мать Александра Ивановна была человеком очень уважаемым. Учила местных ребятишек грамоте. После окончания педучилища её, уроженку Усть-Вымского района, направили на работу в Сойву, потом в Покчу, туда уже с мужем приехали. Ну а после в Скаляп перебрались. Выбирать особенно не приходилось: надо, значит надо.
- Мама учила сначала нас, а потом и наших детей.
- Так вы с Валентиной в одном классе учились?
- Нет, у нас два года разница. Сiй\ в\лi троечница\н, а мэ отличник\н))
- Ага, а кто за тебя контрольные писал, когда на агронома учился? Ему лень, а я все напишу аккуратно, красной пастой поля начерчу, вот его и хвалят да пятёрки ставят.
- Да-да, все мужики мне говорили: Серёга, как ты красиво пишешь))
Валентина росла в многодетной семье. Мама Евдокия Николаевна, урождённая Шахтарова, – местная, скаляпская. А вот отец – русский. Занесло его в Скаляп из Подмосковья. Спускался на пароходе по Печоре и сел на мель возле самой деревни. Покорила его сердце коми красавица \дя. Поженились, зажили дружно, десять детей народили.
- Сейчас все хотят, чтоб комнаты отдельные у детей были, а мы в одной помещались, 12 человек вместе с родителями. Спали на полу по четыре штуки, на кровати валетом. Кто пинается, кто с кровати свалится. Так и выросли.
Семьи у скаляпских большие были. Детей много. И школа была добротная, просторная. В семидесятых её закрыли – дети кончились. В школе разместились детский сад и библиотека. А через несколько лет, когда детсадовцы подросли, школу открыли вновь, только уже не в этом здании, а в одном из пустующих домов. Хороший был закон: есть в деревне хоть один ребёнок – есть и школа. А случилось это, когда девочкам Сергея и Валентины предстояло идти в первый класс. Точнее, старшей из них, Ольге. Нине тогда всего пять было, но решили родители посадить её за парту вместе с сестрой. Садика уже не было, куда девать ребёнка? Да и не ровен час, через пару лет школу опять закроют. Её и закрыли. Но девочки тогда уже учились в Митрофан-Дикосте.
- На выходных возили их домой на автобусе. В Митрофане тогда столько народу было, а машин перед выходными у школы! У других дети в Русановском интернате жили, а мы решили: только Митрофан, там такие учителя! Хотя сами мы в своё время в Русаново учились, - рассказывает Сергей. - Как школу у нас закрыли, так и всё стало закрываться – совхоз, магазин. Как-то ещё дизельную сохранили. Стаж шёл, а денег уже не платили. Взаимозачёты кругом. Раз привезли целый бензовоз соляры с Пашни (Нефтепечорска), платить нечем, мы, местные, её на картошку выменяли. И жили со светом! А картошки у нас всегда много. Валентине ещё два года до пенсии оставалось, когда закрыли библиотеку, она там работала. Хорошо, приняли закон о досрочной пенсии, если предприятие закрывается.
- Да, в 48 лет пенсию стала получать, уж как рада была! Детей же надо было учить. Зарплату тогда месяцами не платили, а пенсионерам вовремя деньги давали. Сейчас-то мы хорошо живём. Сергей тоже пенсию получает и работает на ДЭС. Электричеством деревню обеспечивает. Днём, с 9 до 15 часов, света в деревне нет. Ночью тоже. Мы привыкли, даже успеваем все интересные программы по телевизору пересмотреть)) У нас тарелка, ресивер недавно поменяли, много каналов стало. Я щёлкала-щёлкала, внуку «Карусель» искала, и нашла какой-то канал, гляжу – рано ещё, а Малахов идёт. Как «Орбита», на два часа раньше показывает. Теперь постоянно его смотрю, так удобно! Сергей в дом уходит, когда я «Давай поженимся» включаю))
- Телевизор делим:) Она тут, в зимней кухне, всё что-то чистит да смотрит, не выгонишь:) А в доме простая антенна, четыре канала всего. Но главное, «Юрган» есть. В семь вечера программы интересные, на коми все. Очень нравится. Да мы без электричества не сидим. Тут почти у всех есть свои маленькие станции, мы с аккумулятора старый телевизор даже смотрим, от 12В работает. А новому 220 надо, но у нас преобразователь напряжения есть.  
Надо сказать, у Бажуковых не только электростанции и преобразователи, у них вообще много чего есть. Один гараж чего стоит!  Ретроавтомотовелосалон. Есть тут мотоцикл «Ковровец» пятидесятых годов. На почётном месте – ИЖ 1964 года, на нём ещё отец ездил кино показывать. Есть мотороллер «Вятка-Электрон» начала шестидесятых. «Минск», собранный Сергеем в подарок дочери Нине на 25-летие. Один из самых первых снегоходов «Буран» 1979 года. Велосипеды разных марок, возраст которых за полсотни лет перевалил. Лодочные моторы на все случаи жизни – «Стрела», «Кама», «Москва», «Привет», «Ветерок», «Вихрь». ЗиЛок-157 сюда, конечно, не влез, во дворе стоит. Когда-то хозяин выменял его, списанного уже, на сено в Русаново. Зверь, а не машина, три моста, по бездорожью прёт, как танк. Всё это солидное хозяйство вполне работоспособно, хоть сейчас заводи да поезжай.
- Ездим в лес да в магазин. Летом – на лодке, зимой – на машине. Но там в одном месте участок дороги обвалился, не то что на машине – на мотоцикле люди боятся проезжать. Фельдшер из Русаново даже ездить в Тимушбор отказалась, пока дорогу не сделают. Берег высокий – долго придётся кувыркаться, если сорвёшься. Дорогу можно в объезд сделать, лет 20 назад там была трасса, заросла молодняком. Почистить – вот и дорога будет.
- Трактор ещё есть, лет 25 уже служит, мы на нём сено косим, сгребаем, возим, - добавляет хозяйка. - Есть ручная косилка, сам таскает вместо лошади)) Совхоз в своё время много техники побросал. Пашем на нём же, Сергей за плугом, я на тракторе. Раньше-то я за плугом ходила. А земли сколько было! Сам сидит да покрикивает: «Разворачивай!», «Не так берёшь!» Потом домой приходим, а он мне говорит: «Что-то устал я, давай мне сизим грамм».
В технике помогает Сергею разбираться журнал «Моделист-конструктор». Сорок лет его получает. В доме, как в библиотеке, все издания подшиты и аккуратно разложены по полочкам. В последние годы подписка на журнал – дорогое удовольствие. Дочь Ольга, зная эту его страсть, выписывает в подарок на Новый год. Бывая в Ухте, он непременно идёт в городскую библиотеку журналы полистать.
Усадьба у Бажуковых большая. Дом, зимняя кухня, гаражи, колодец, коптильня, разные подсобные помещения. Тут же, в усадьбе, дом родителей Сергея. Мамы не стало пять лет назад, отец раньше ушёл в мир иной. А в доме всё по-прежнему, сохранилась ещё русановская мебель (в Русаново некогда был столярный цех, мебель добротную делали. Шкафы, столы, сундуки, лавки до сих пор служат деревенским жителям).
Сторожем на хозяйстве пёс Барсик. Молодой совсем, на цепи от скуки такие кульбиты выкамаривает! На волю бы выпустили, да безобразничает, чужих овечек гоняет по округе.
За забором неподалёку пасутся корова Марта и бычок Гоша, компанию им составляют соседские бурёнки.
Луга тоже рядышком, сено давно поставили. Урожай выкопан, убран в закрома, сделаны запасы грибов и ягод, дрова заготовлены. Можно спокойно ждать зимы. Хотя её совсем не хочется.  
- Зимой снег почистим, сена натаскаем, коров накормим. Что ещё делать? Тоскливо. Мы лето любим. Работы много, скучать некогда. Хорошо!
В старинной коми деревне побывала Елена САВИНА.




 

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Реклама

каталог организаций