Главная Общество СОШЛИСЬ ДОРОГИ В МИНСКЕ
26.07.2014
Просмотров: 868, комментариев: 1

СОШЛИСЬ ДОРОГИ В МИНСКЕ

В Троицко-Печорске хорошо знают Николая Александровича Березина и Андрея Малаховича Щемелева. Односельчане относятся к ним с глубоким почтением. Есть за что. В роковую годину  они мужественно сражались за каждую пядь советской земли, не посрамили доблесть и отвагу солдата. Разные у них были дороги, рода войск, армии и фронты. Дороги разные, а дойти мечтали оба до Берлина. Чтобы  покончить с фашизмом раз и навсегда в его собственном логове.
Бог миловал. Дошли. Оба вернулись с войны живыми. И вся их послевоенная жизнь была отдана Республике Коми. Они замечательно трудились на производстве, внесли весомый вклад во благо земли троицко-печорской.
Сегодня судьба свела их в квартале Южном Троицко-Печорска. Оба ветерана войны получили благоустроенные квартиры и проживают в  одном доме  № 6. Андрею Малаховичу  16 октября этого года исполнится 91 год. А Николаю Александровичу 27 ноября будет 89.


С таким только в разведку ходить
Анна Михайловна Березина похоронила мужа  до войны. Оставшись с пятью детьми, горя вдоволь хлебнула. Самые бедные были в деревне. Старший сын Виталий воевал.  Николаю только 17, а уж повестку  принесли. А он, почитай, и был её опорой. Как жить дальше?
За семьдесят верст пешком добирался Николай вместе с матерью до райвоенкомата.
- Отобрали  нас человек 70, - вспоминает,- посадили в вагон и отправили из Горьковской области в город Владимир. Тогда я впервые увидел пленных немцев. Мы были на карантине и ходили на них поглазеть. Фашисты по утрам выколачивали вшей из своих постелей.
После карантина попал Николай Александрович в 853-й отдельный саперный батальон. Но и там долго не задержался. Построили, отобрали двадцать самых крепких и высоких. Послали на строительство укрепрайона.
Совсем близко от их казармы располагался военный госпиталь. И встретил он на улице раненого старшину. Сразу признал земляка. Владимир Петрович ему в отцы годился, служил в разведке. На груди у него была медаль «За отвагу». Посидели, поокали.  Малую родину вспомнили. Кормили на строительстве укрепрайона очень плохо. Вот и стал земляк носить ему по вечерам еду из госпиталя. А как подошло время раненому выписываться, уговорил  Николай старшину разведки взять его с собой. Сбежал вместе с бывалым разведчиком в прославленную Смоленскую дивизию. Ведь он же воевать должен,  а не укрепрайоны строить. Эдак и война закончится. Опекал старшина Николая, как сына: дома у него оставались жена и дети. После войны навещал их Николай Александрович по просьбе убитого дяди Володи…
- Пополнение вам привёз. Принимайте. Парень хороший, смышленый, земляк мой, - представил меня сослуживцам Владимир Петрович.
Первое время в разведку не брали. Рисковать не хотели. Но в перерыве между боевыми заданиями старшина постоянно был рядом и преподавал Николаю премудрости, которые должен знать настоящий разведчик. Учил метко стрелять из всех видов оружия. В том числе немецкого. Натаскивал приёмам борьбы и маскировки. И все приговаривал: «Если не ты их, то они тебя обязательно».
- Капитан у нас был по национальности грузин, - вспоминает ветеран. - Готовилось наступление. Нашему взводу поступило задание: разведать, что впереди. В Могилевской области дело было. Подходим к деревне – тишина гробовая. На улицах ни души. И вдруг бежит навстречу девочка.
- Там немцы, - говорит, - их много.
Ну и заняли разведчики круговую оборону. Подпустили близко. Оказалось, обоз немецкий с провизией. Как жахнули по передним, так фрицы команды сразу четко стали выполнять. Особенно «Хенде хох!». Оружие в кучку сложили без всякого сопротивления. А уж как радовались жители деревни! Снабдили их в тот день разведчики не на один год продовольствием, теплыми одеялами и сапогами.
Разведчики - народ особый. У них с отвагой всегда юмор соседствует. Вот и Николай Александрович такой. Лет десять назад рассказал историю. Да так, что фотокорреспондент и я до слёз смеялись.
 - Держали оборону на реке Нарев, - говорит. - Подошло подкрепление. Значит, наступление будет. Приказ поступил «языка» взять. Две группы ходили – без толку. Наш черёд настал. А тут дней десять назад в разведку пополнение  пришло. Мы  ребят пока натаскивали. Возьмите с собой, да возьмите. Ну и взяли, когда-то же надо. Накачали резиновую лодку, поплыли на вражеский берег. Молодым наказали: от лодки ни шагу. В кустах затаиться. В перестрелку не ввязываться. Обменялись паролями: на слово «мать» вы должны ответить «дочь». В первый окоп заползли – пустой. Вылезли и прошли старицу. Опять никого. И вдруг опять окопы. Сунулись туда, но немцы такой огонь открыли - только держись. И «ишак»  загрохотал.
- Что ещё за ишак? - спрашиваю.
- Да шестиствольный миномёт немецкий, - отвечает.
- А почему вы его так называли? Они ведь его, кажется, «Ванюшей» величали?
- Для кого «Ванюша», а для наших разведчиков «ишак»: при стрельбе по звуку уподоблялся ослу: «иа-иа». Поняли, что попали в переделку. Пришлось вызвать огонь на себя. Загрохотали на нашем берегу пять «Катюш». Свои лупят, и чужие по той же цели. Как мы ползли под этим огнем, и сейчас жутко вспоминать. Штаны на коленках до дыр, обмундирование в клочья. Но это не беда. Неприятность впереди: без «языка» опять. А мальчишки наши, которых в кустах у лодки оставили,  как услыхали грохот – струхнули. Москвич сразу вплавь убёг, к нашим. А паренёк из чувашской деревни остался. Лежит в кустах и трясётся. Услышал, что кто-то идет, и закричал: «мама». А это были не мы, а немцы. Так они ему  по кустам из автоматов такую маму показали. Вовремя мы там оказались. Не быть бы парнишке живым. Хоть и не взяли «языка», сильно нас капитан не ругал. Потому что мы всё же выяснили, где передний край, сколько и каких орудий установлено.
- Ходили мы как-то за «языком». Была холодная осенняя ночь. На резиновой лодке плывем по воде, а с вражеского берега кто-то периодически стреляет. Пух да пух, – вспоминает ещё один случай Николай Александрович. - Да что ты, гад, расстрелялся, думаю, спать, что ли, боишься? Фашист постреливает и сам к себе маршрут рисует. Подползли, и хохот разобрал. Фриц закутался в одеяло. Шапку ушанку на шее завязал. Между ног винтовка. То и дело на курок нажимает. Я его кулаком и отоварил. Затих. Связали - и в лодку. На своем берегу через переводчика спрашиваем: «Чего стрелял-то?». А он  в ответ: «Фельдфебель у нас злой. Очень не любит, когда в окопе спят. Вот я и давал ему знать, что бодрствую».
…От русского города Вязьмы до берегов немецкой реки Эльбы дошёл с боями бывалый разведчик Н.А.Березин. Форсировал Днепр и Неман, Березину и Нарев. Воевал Березин отважно. Об этом свидетельствуют награды: ордена Красной Звезды, Славы 3-й и 2-й степеней, Отечественной войны,  медаль «За отвагу».
За что получил эти награды, теперь уже не помнит. Зато в Интернете на сайте «podviqnaroda.ru» есть сведения о каждой. Медаль «За отвагу»  получил за форсирование реки Неман. Это была его первая награда.
Ордена «Славы» - за четко проведенную разведку и за то, что провёл батальон в тыл врага по минному полю. Кстати, тропинку сам разминировал. А впрочем, награды просто так на войне не давались. За ними всегда был подвиг!
Свой боевой путь Николай Александрович закончил на Эльбе. Обнимался с союзниками, обменивался сувенирами на память, стреляли в воздух, радовались и даже выпили за Победу. А потом их снова построили. Была команда: «Кто трижды ранен и у кого три ордена - два шага вперед!»
- Ну я и вышел,- вспоминает Николай Александрович.
Ему выдали новую форму и отправили в Москву, где он стал одним из участников самого первого парада Победы на Красной площади. Высокий, стройный, красивый и отважный разведчик с брезгливостью бросил на брусчатку у Мавзолея фашистское знамя…
Домой он привёз немецкий велосипед. Снег в начале июня  выпал по колено. 20 километров  тащил фронтовик технику на себе. Но зато потом, когда ехал, вся деревня по улице за ним бежала…

Был он рыжим – стал седым
Родился Андрей Малахович в деревне Попковка, что в Могилевской области, в крестьянской семье.  Окончил семь  классов и поехал учиться в столицу Белоруссии Минск. После учебы в ФЗО направили строить Минский тракторный завод. Была тогда у этого рыжего от природы деревенского паренька заветная мечта - выбиться в люди. Смешала все карты проклятая война. В 18 лет призвали на фронт. Первая фронтовая дорога привела солдата Щемелева в Донецкую область Украины.
- Битва была за каждую пядь земли в районе поселков Дмитровка, Мариновка и Степановка. Наблюдательный пункт нашей батареи, - вспоминает Андрей Малахович, - находился недалеко от высоты  под названием Саур-Могила. Сама высота была занята немцами. Я находился с радиостанцией на наблюдательном пункте, корректировал огонь. С командира отделения радиотелеграфистов спрос был особый: надо и связь обеспечивать, и верные координаты передавать на батарею для уничтожения вражеских точек. Немецкие корректировщики, конечно, были в более выгодном положении. Они на высоте, им дальше видно. Тот первый бой забыть не могу до сих пор. В пять утра налетели вражеские бомбардировщики и обрушили на нас всё, что имелось. Голову поднять не могли. С неба бомбы летят, а с Саур-Могилы из шестиствольных минометов по нашим позициям поливают. Часа три продолжалась эта свистопляска. В результате разбомбили нашу радиостанцию, угробили стереотрубу, и весь наблюдательный пункт с землёй смешали. Из 12 человек осталось в живых только шестеро. Выползали по-пластунски. Шли пешком километра два. Прибыли на наши позиции, а там из четырех орудий осталось только два. Словом, дали нам немцы прикурить…
А потом пошли в наступление, и батарея Щемелева с 17 по 30 июля 1943 года уничтожила 12 немецких танков. Оттянув значительные вражеские силы, помогла одержать победу на Курской дуге,  
- Дали мы фрицам такую сдачу, что мало не показалось, - продолжает свой рассказ Андрей Малахович. - Взяли Саур-Могилу штурмом. Правда, очень дорогой ценой. Её подступы были усеяны трупами. Нашими и немецкими.
В 1988 году по приглашению городского комитета партии ездил Андрей Малахович в Донецк на 45-летие освобождения города от фашистов. Вернувшись, рассказывал, что зарубцевалась земля. Выросли могучие тополя. Ухожены братские могилы.
- Никогда я не думал, что наступит время, когда снова будет вставать эта же земля на дыбы. Не могу смотреть телевизор. Гибнут наши братья украинцы! И не от иноземного врага. От снарядов собственной украинской армии. Выходит, ничему не научила та война, если снова проливается кровь…
Андрей Малахович - участник Сталинградской битвы. В прошлом году его чествовала молодёжь Троицко-Печорского района на своём форуме, который как раз проходил в  день очередной годовщины победы под Сталинградом. Когда вошёл в зал убеленный сединой Андрей Малахович, зал встал, словно по команде. Молодежь приветствовала фронтовика бурными, продолжительными аплодисментами.
Андрей Малахович рассказал молодым, что под Сталинградом в голой степи на них двинулись танки. Это была настоящая жуть. Окопаться не успели.
- Пусть простят нас погибшие боевые товарищи! Их трупами  мы прикрывались, отстреливаясь от немецкой пехоты. Я даже не заметил, как мои рыжие волосы стали седыми. В 20 лет. А потом, когда Сталинград был взят, наша фронтовая дорога потянулась дальше. Мы ехали на машине и увидели девочку лет пяти. Она шла, чумазая, по дымящейся земле. На малышке были фуфайка и чьи-то сапоги на босу ногу. Остановились. Спросили, куда идет.
- Сама не знаю,- ответила девочка. - Дома бомба упала и мамку убила. Папка на фронте погиб. Нет у меня никого.
- Посадили мы девочку в машину. Открыли банку тушёнки,  дали хлеба. Как она торопилась есть! В горле ком встал. Смотреть не могли без слез. Довезли мы эту девочку до первой деревни. Оставили в избе с женщиной и её тремя детьми. У кого какие продукты были  - тоже оставили…
Воспоминаний у Андрея Малаховича столько, что на книгу хватит. Только вот читать её будет жутковато. Потому как  слишком много присутствует в его рассказах крови, лишений и смертей. Одна только оборона Севастополя чего ему стоила! Потому за мужество на войне имеет он награды. Не юбилейные медали, а фронтовые. Командир отделения радиотелеграфистов третьей батареи третьего дивизиона 150-й Севастопольской ордена Кутузова и ордена Суворова армейской пушечно-артиллерийской бригады награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга» и другими.
Победу над фашизмом ветеран  праздновал с однополчанами в Германии. Словом, воевал, как говорят в народе, от звонка до звонка -  с сорок первого по сорок пятый …

Только один раз сошлись их  фронтовые дороги.  Второй Белорусский фронт, в котором воевал Березин, с правой стороны брал Минск. 150-я армейская пушечно-артиллерийская бригада, где Щемелев, – с левой. Три года был город в оккупации. Неимоверными усилиями и тысячами погибших заплатила за освобождение Минска группа советских войск в ходе  военной операции «Багратион». Хваленая группировка врага «Центр»  превратилась в разрозненные группы. Фрицы сдавались в плен, спасались бегством.
- Когда мы вошли в Минск, - вспоминает Андрей Малахович, - над городом висело сизо-чёрное небо. Сквозь заслон дыма тускло просвечивал красный диск солнца.
- Город лежал в руинах, переплетенных колючей проволокой, - дополняет Николай Александрович, - исполосованный окопами, напичканный дотами и дзотами. Но горожане встречали нас цветами, на улицах играла музыка. Кстати, там, под Минском, погиб наш командир, грузин по национальности, бывалый и умный разведчик. Фамилию капитана, к сожалению, уже не помню. Мы его, раненого в живот, несли два километра. В медсанбате умер. Для нас это была огромная и невосполнимая  потеря.
…Недавно руководитель администрации Троицко-Печорского района И.В.Сидорин привез из Сыктывкара награды. Республика Беларусь наградила своих освободителей А.М. Щемелева и Н.А.Березина юбилейными медалями «70 лет освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков». Ветераны были очень рады тому, что их помнят и почитают в братской стране.

Светлана Секретарева, заместитель председателя Троицко-Печорского районного совета ветеранов.

Комментарии

Спасибо нашим делам.

Гость
04.05.2015, 15:31

Оставить комментарий

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Реклама

каталог организаций