Главная Общество В веснушках черёмух стоит над рекой
16.06.2020
Просмотров: 95, комментариев: 0

В веснушках черёмух стоит над рекой

О своей малой родине по имени Волосница рассказывает Анна Ивановна Бажукова, в девичестве Бурмантова.

Деревня вся на берегу как на ладони. Хотя речка поменяла русло и появилось плёсо. Повыше деревни было плотбище. Люблю свою Волосницу! Люди какие все хорошие и добрые жили! Весёлые и работящие. Молодёжи много, одно поколение сменяло другое. Теперь деревня сильно постарела. Хотя дома крепенькие ещё, построены с любовью. Все хозяева ране относились к своему дому с добром, держали постройки. Наша баня по-чёрному до сих пор стоит. Сначала бани все так топились, по-белому позже появились, как и летние кухни. Амбар ещё. Погреб свалился да печь без хозяев в доме рухнула. Черёмухи много в деревне росло, возле каждого дома – сирень, а потом и акация появилась. Настоящая ладная деревня. Трудилась сначала в колхозе «Герой труда», потом – в совхозе. Выращивали зерно. Анна Михайловна – жена брата Александра Ивановича – работала молочницей. Теперь о тех сметане и сливках из Волосницы осталось только приятное послевкусие. Стадо огромное пустили под нож. Кузница своя имелась – брат Александр Иванович там успел поработать. Гнали смолу для смоления лодок. Всё жило, всё работало. Люди трудолюбивые жили на земле. В совхозе управляющим был Яков Афанасьевич Девятков. Хозяйство крепкое, скотный двор большой. Горох и овёс сеяли. Детьми ездили на сенокос, поливали капусту – мама ухаживала. И за картошкой. Картофелины убирали одна к одной. Ещё попали и под кукурузу. Морковь тоже своя. Репа хороша родилась, хотя у соседа лучше. Всё рядом, заборов нет. Одна половина деревни носила фамилию Бурмантовых, вторая – Девятковых. А в доме посередине деревни жила семья Пашиных. Потом, уже в пору, когда был совхоз, появились в деревне Собянины – большая семья школьной учительницы.

Семья большая

Родители – Елена Семёновна и Иван Тимофеевич Бурмантовы – оба из старообрядцев. Отец был Дьяков, взял мамину фамилию – стал Бурмантовым.

Мама ухаживала за телятами на скотном дворе. А ещё вела дом. Папа трудился сам на себя – лодки и телеги мастерил, грабли ладил, дуги гнул. В совхозе он не работал.

Мамин брат Изосим Семёнович Бурмантов – старовер. Жил с женой в Бердыше, там же окончился его земной путь. Он приезжал в гости в Волосницу со своей ложкой, миской, кружкой и другого ничего не признавал. Сразу после смерти дяди Изосима в его доме кто-то побывал. Всё перевернули – видимо, искали деньги, но ничего не нашли. Иконы и книги не взяли. О том, где находятся сбережения, знала только его сестра Елена – моя мама.

Родители подняли и вывели в люди четвёрку сыновей и столько же дочерей. Все мы родились кто где. Я – на сеновале. Одни появились на свет в хлеву, кто – в коридоре. Мама была повитухой. Она принимала роды и у себя, и у других – через её руки прошли все деревенские дети. И свои 12. Позже приехала медик в Волосницу, а всё же первые роды принимать она звала маму.

Старшая Ольга родилась 8 ноября 1928-го, за ней Александр – в 1930-м. На два года младше брата Анатолий. Григорий появился на свет в 1937-м. Потом идут погодки Василий с сорокового и Клавдия, рождённая в год начала войны. Самые младшие в семье – послевоенные я и Александра – с сорок седьмого и сорок восьмого. Родились, когда отец вернулся «с вышек» – работал в военизированной охране. Он участник германской войны. На чердаке хранился его ранец. Иван Тимофеевич по возрасту в Великой Отечественной войне не участвовал. Старшим,конечно, больше всех досталось. Оля с Александром убежали с лесозаготовок. Одёжки никакой, вши. До дому не добрались. Но их не посадили. Оля и лошадь не могла запрячь, а норму надо давать. Что довелось пережить старшим – не позавидуешь... Хорошо, когда большая семья. Дружно жили, но бедненько. Одни валенки на двоих имели. Сначала один побегает-погуляет, потом второй. Когда Гриша с Васей учиться стали, мама ещё одну пару выпросила.

Школа

В Волоснице имелась вся немудрёная инфраструктура – медпункт, магазин, клуб, садик. Школа начальная размещалась в двухэтажном здании. Верх занимали классы, внизу жила учительница Таисия Михайловна Новикова. Её мужа в грозу убило, и она уехала. А учительниц в деревне всегда очень уважали.

А школы боялась как огня – первые три дня в первом классе бегала мимо неё по полям. Потом учительница поймала и усадила за парту. Дальше учёбу продолжали в Якше. Семилетняя школа находилась на территории усадьбы заповедника. В здании музея – интернат. С восьмого класса уже учились в Знаменке. Кино смотрели в клубе. Завклубом и своя установка имелись. Ходили на киносеансы со своим стулом – скамеек не хватало на всех. А жили Бурмантовы по соседству с очагом культуры. Молодёжь бегала на танцы. Гуляли все гурьбой – рядились простенько. Рукавицы, носки вязали сами, прялки свои имелись у всех хозяев. Ткали сами. Из конопли холщовые рубахи и штаны шили, телогрейки. Валенки кто-то катал из местных. Шили одежду себе сами.

Я училась в Сыктывкаре – мама прислала пальто какое-то суконное. Но такое! Я его так и не надела ни разу. Первое зимнее пальто появилось, когда вышла замуж. На втором курсе купила туфли и платьишко. С помощью профсоюза. Попросила у родителей добавить 10 рублей. Папа потом высказался: денег не хватает, значит, плохо училась.

Кухня

И магазин в деревне свой имелся. И продавец. Товар привозили по воде. Ещё настоящие колёсные пароходы доставляли груз в верховья. Первый раз пришёл – все от страха спрятались. Помидоры привезли – никто есть в деревне их не стал. Кур держали только для яиц. Птицу не ели – отдавали приезжим. Главное блюдо – пельмени и уха. Для гостей – творог со сметаной. Ночь-полночь гостей всегда встречали: буржуйка, на ней – чугунок. Шаньги деревенские. Ещё одно блюдо делали – селянку (яйца, молоко и мука) подавали со сливочным маслом.

Суп – мясо, перловка, картошка. Мясо подавалось в большой общей тарелке – не дай бог вперёд батьки сунуться. Отец охотился и рыбачил, без мяса и рыбы не жили. Рыбники, шаньги, пироги с ягодами и творогом. Русскую печь топили каждый день, хлеб до последнего пекли сами. На капустном листе, формы появились позже. Пирожки хороши из черёмухи! Пока натолчёшь ягод для начинки – пирожков всяких расхочешь. Мама очень любила сыроежки, красноголовики, путики. Сама грибы собираю, но их не ем.

Быт

Кровать только у родителей да зыбка для младенцев. А так дети все на полатях спали. Летом – на чердаке, в сарае или коридоре.

А ещё была точилка для ножей. Отец точит, а крутить точильный круг – дело детей. Посуда – чугунки. Шкаф посудный, не знаю, откуда взялся у нас, но просто чудесный! У жены Александра Ивановича сейчас стоит. Туесы, набирушки, коробицы – отец всё делал.

Посуда деревянная. Единоличное хозяйство было, когда имелись выходной тарантас и розвальни. Помню, появилась швабра, студенткой привезла из города «лентяйку» – вся деревня приходила смотреть на чудо дивное.

На сенокос отец ехал всегда на лодке по реке, мы шли берегом на покос. Сено не сплавляли по реке – на санях зимой возили. Одёжки нет – длинный сарафан, сверху малица. Дрова тоже летом заготавливали. Пилой «нашим-вашим» пилили на чурбачки, складывали в поленницы, а зимой вывозили. Две Шурки встретятся и начинают вести разговоры. Сейчас немногие помнят местный говорок: гунька – телогрейка, исподки – рукавицы, насеред – кухня, голбец – подвал.

Игры

Первую игрушку привезла врач Людмила Васильевна Белова. Приехала с обходом в деревню – прописала Ане ежедневный приём рыбьего жира. Тогда же у неё появилась первая настоящая кукла – доктор прислала фабричную игрушку с пластмассовой головой и тряпичным телом. До этого играли самоделками, свёрнутыми из лоскутков и палочек.

- Рыбий жир пила, но терпеть его до сих пор не могу.

Лыж у детей не было. У взрослых имелось по нескольку пар – охотничьих, на камусовом ходу.

С горок катались. Сначала взрослые открывали сезон, потом уже дети. На лосиных и овечьих шкурах. Санки деревянные тоже имелись у всех. У молодёжи в ход шли сани-розвальни. Вот уж точно любишь кататься – люби саночки во-зить. Однажды спустились на нескольких санях да так и оставили их внизу. Утром возчик пришёл к ферме, а саней нет. Вывел лошадь, запряг под горой и поехал за сеном.

В прятки играли по всей деревне. Искали до победы. Боялись остаться по одному – никто искать не будет. Бежишь скорее – стуки-стуки.

Отступление

Редко дома бывала. В интернате зимой и летом. В Якше до седьмого класса, на заповедной стороне. Интернат у девочек находился там, где сейчас музей. Это отдельный разговор. Спали на сенных матрацах. Клубнику сами выращивали. Потом по вечерам нам приносили варенье клубничное, хлеб и молоко. В Якше – все деревенские, очень хорошо мы жили, здесь казалось всё ближе и роднее… В Знаменке было по-другому. Ходили в поход после восьмого класса на Маньпупунёр. Учительница и сопровождающий – с ружьём. Май – комаров не было, вода большая. Горы – на одной стороне снег лежит, на другой всё цветёт. Даже не представляла, что такое горы. Мы двое с Раей из Волосницы, остальные из Якши и Знаменки.

Праздники

Церковные праздники Рождество, Пасху, Троицу отмечали. Ходили с колядками по деревне. На Троицу поднимали качели на берегу, все качались от взрослых до детей. Когда жили единоличными хозяйствами, ездили в гости в соседние деревни на церковные праздники. У каждой деревни был свой престольный праздник. Для выездов были кошевы и тарантасы. В Волоснице почиталась Троица. Вся деревня гуляла.

Лодки имелись у всех – сначала без моторов, передвигались при помощи шестов. Вербное воскресенье отмечали – верба росла на противоположном берегу. Мама с молитвой «била» нас. А ёлку никогда не ставили в доме, даже не вспоминали про неё – в деревнях эта новогодняя традиция не приживалась. Да и дни рождения не отмечались. Сижу на берегу, реву – мне 18 лет, а никто даже не поздравляет…

Клан Бурмантовых

Клавдия окончила школу, вышла замуж и уехала в Волгоград. Григорий – капитан в заповеднике, всю свою жизнь неразлучен с рекой. Ольга продавцом работала сначала в Усть-Унье, потом с семьёй обосновалась в Якше. Александр и Анатолий навсегда связали жизнь с Волосницей. Василий, я и Шурка – педагоги. Брат работал учителем, мы с сестрой – воспитателями в детском саду. Сначала Шурка поступила учиться, а я попала в детский сад Волосницы, – смеётся Анна Ивановна. - Год проработала прачкой, няней, истопником. Так и стала воспитателем – по направлению поступила в педучилище.

Поперёк родителям ничего не смели говорить. Не забуду, как в меня полетели валенки за то, что разговаривала с крыльца с приезжими студентами. Никогда маме слова против не сказала. Мама – это МАМА.

Род большой семьи Елены и Ивана Бурмантовых продолжают внуки. Их насчитывается целый клан – 19 человек: 11 внучек и 8 внуков. Жизнь продолжается в правнуках и праправнуках.

У самой Анны Ивановны полдюжины внуков. И трое детей. Все трое родились 25 числа с разницей в месяцах и годах. Старшая Татьяна появилась в Татьянин день. Средний Иван – апрельский, именины у него именно в этот день. Младший Виктор родился в октябре. И у зятя день рождения 25 числа первого осеннего месяца.

Афанасия Чердынская.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       

Реклама